Лунная пыль

Но еще важнее оказалось для него иное: на «Пылекате–2», когда страх и сомнения едва не сломили Тома, он соприкоснулся и сотрудничал с человеком, которого мог уважать за ум и мужество.
 Правда, длилось это недолго, и, может быть, ниточка быстро оборвется, как не раз случалось в прошлом Отчасти Тому даже хотелось, чтобы так вышло, хотелось еще раз удостовериться, что все люди подлые, зловредные эгоисты Он не мог забыть своего детства, совсем как Чарльз Диккенс, а душе которого ни успехи, ни слава не могли стереть воспоминания о гуталинной фабрике, в прямом и переносном смысле омрачившей юные годы писателя И хотя Том Лоусон теперь как бы заново начинал свой жизненный путь, ему еще предстояло пройти очень много, чтобы почувствовать себя полноправным и полноценным членом человеческого общества.
 Приняв душ и одевшись, молодой астроном заметил на столе записку, оставленную Спенсером.
 «Будьте как дома Я вынужден срочно уйти Меня здесь сменит Майк Грехем Позвоните ему по телефону 34–43, как только проснетесь».
 «Словно я мог позвонить до того, как проснулся», — сказал себе Том: его излишне логический ум любил цепляться за такие небрежности речи Все же он выполнил просьбу Спенсера, героически подавив желание сперва заказать завтрак.
 От Майка Грехема Том узнал, что проспал шесть чрезвычайно бурных часов в истории Порт–Рориса, что Спенсер отправился на «Ауриге» к Морю Жажды и что поселок кишит репортерами, большинство которых разыскивает доктора Лоусона.
 — Оставайтесь на месте, — сказал Грехем (имя и голос показались Тому знакомыми; вероятно, он видел его в один из тех редких моментов, когда включал лунное телевидение). — Я буду через пять минут.
 — Но я умираю с голоду, — запротестовал Том.
 — Позвоните в бюро обслуживания и закажите, что вам хочется, — мы платим, — только не выходите из номера.
 Том не обиделся на этот бесцеремонный нажим, который лишний раз подтверждал, что он теперь важная фигура Его гораздо больше возмутило то, что Майк Грехем поспел намного раньше, чем заказанный Томом завтрак (любой житель Порт–Рориса мог бы ему это предсказать)


  < < < <     > > > >  


Метки: Книги Лето на Икаре

Мимолетность

Лев Комарры

Космическая одиссея 2001 года

Когда явились твермы...









«Пески Марса» ... — Держу пари, распределением расстроена не только Наи, — Макс встал и начал шагать по комнате. — Только представь себе, что бы мы делали, если бы Мариус был приписан к Носителю.
«Рама Явленный»... — Придется сигналить как-нибудь иначе, — спокойно сказал Хилтон. — Утром полезем на холмы и осмотримся.