Изгнание навечно

Сами горы содрогнулись от громового раската, который было под силу породить лишь человеку И все–таки здесь война казалась бесконечно далекой Полная луна висела над Гималаями, и слепая ярость боя таилась далеко, на краю света Но ненадолго Хозяин знал, что противник уже выметает с неба последние остатки его воздушного флота, что само его логово уже окружено смертельным кольцом, и оно быстро сжимается.
 Еще несколько часов, и Хозяин вместе со всеми его мечтами о мировом господстве уйдет в безвозвратное прошлое Проклинать его люди будут еще долго, но бояться – уже никогда А потом и ненависть постепенно пройдет, и имя его будет говорить миру не больше, чем имена Гитлера, Наполеона, Чингисхана Подобно им он превратится в полустертую туманную фигуру, кроющуюся где–то в бесконечных переходах времени, и мало–помалу совсем исчезнет из памяти людской.
 Внезапно гора, замыкавшая долину с юга, окаймилась фиолетовым пламенем Казалось, прошла вечность, прежде чем балкон, на котором стоял Хозяин, всколыхнулся, сотрясенный взрывной волной, промчавшейся по земным недрам


  > > > >  


Метки: Книги Лунная пыль

Мимолетность

Лето на Икаре

Лев Комарры

Колыбель на орбите









«Пески Марса» ... — Ну, мамзелька, — усмехнулся он, — скажу тебе честно — волнуюсь: с кем, с кем, а с Верховным Оптимизатором еще не встречался. — Он подошел к ней. — Помню, правда, был я раз в Литл-Роке на встрече фермеров, пришлось сидеть на банкете рядом с губернатором Арканзаса… Тогда я тоже нервничал, но чуть-чуть.
«Рама Явленный»... Но все просто покатились с хохоту, когда появилась причудливая личность с записной книжкой и стала задавать дурацкие вопросы, записывать их, ронять книжку и щелкать камерой направо и налево.