Сад Рамы

Это она уговорила его… он, безусловно, не сделал бы этого, если бы имел возможность хоть однажды переговорить с Николь и Ричардом Я не сомневаюсь, что теперь он осознает, какую оплошность допустил Мне–то он ничего не говорил, но я почувствовал его недовольство Накамура держит его на передовой из–за Николь.
 — Война уже кончается? — спросила Эпонина.
 — Похоже, что так Но еще не ясно, чего хочет король… По словам солдат, теперь им почти не оказывают сопротивления, они очищают внутренние помещения бурого цилиндра.
 Наи склонилась вперед.
 — Кстати… поговаривают, что внутри цилиндра обитает другой вид разумных существ… совершенно не похожий на птиц.
 Макс расхохотался.
 — Кто знает, чему верить? Телевидение и газеты сообщают лишь то, что им приказывает Накамура, и все это знают А слухов всегда прорва… Внутри того поселения я сам видел таких животных и растения, что меня больше ничто не удивит.
 Наи подавила зевок.
 — Мне пора идти, — проговорил Макс, вставая. — Пусть наша хозяйка ложится спать. — Он поглядел на Эпонину. — Ты не будешь возражать, если тебя проводят до дома?
 — В зависимости от того, кто вызовется провожать, — усмехнулась Эпонина.
 Через несколько минут Макс с Эпониной добрались до ее крошечной хижины на одной из боковых улиц Авалона Макс бросил сигарету, которую они выкурили на двоих, и затоптал ее в грязь.
 — А ты не против… — начал он.
 — Да, Макс, конечно не против, — вздохнув, ответила Эпонина. — Тем более, что это будешь ты. — Она поглядела ему прямо в глаза. — Но если ты разделишь мою постель хоть однажды, тогда я захочу тебя снова, и если по какой–то ужасной случайности, невзирая на все предосторожности, ты заработаешь RV–41, я никогда не прощу себе.
 Эпонина прижалась к нему, чтобы скрыть свои слезы.
 — Спасибо тебе за все, — проговорила она. — Ты хороший человек, Макс Паккетт, быть может, единственный во всей этой безумной Вселенной.
 Эпонина шла по парижскому музею, на стенах его были развешаны сотни шедевров По залу торопилась большая группа туристов… на пять шедевров кисти Ренуара и Моне они потратили всего сорок пять секунд «Остановитесь,
 — закричала Эпонина во сне. — За такое время их нельзя даже  увидеть ».
 Громкий стук в дверь прогнал сон.
 — Это мы, Эпонина, — она услышала голос Элли. — Если сейчас слишком рано, мы зайдем попозже, перед тем как ты уйдешь в школу


  < < < <     > > > >  


Метки: Книги Лето на Икаре

Лунная пыль

Лев Комарры

Космическая одиссея 2001 года

Когда явились твермы...









«Пески Марса» ... — Какая очаровательная идея, особенно перед сном, — сказала Николь с улыбкой. — Если ты прав, у нас с тобой впереди еще пятнадцать лет, которые придется провести на корабле, населенном не только людьми, стремящимися поймать нас с тобой и убить, но также огромными и скорее всего разумными пауками, природы которых мы не знаем.
«Рама Явленный»... А весит полкило.