Остров дельфинов

Любой другой островитянин, без сомнения, задержит его, если проведает о таком плане Что ж, надо отправляться в плавание прежде, чем кто–нибудь узнает.
 Мик отнесся к замыслу именно так, как и ждал Джонни Совершенно серьезно, однако не обрадовавшись.
 — Уверен, что это выйдет, — сказал он. — Но ты не должен плыть один.
 Джонни покачал головой.
 — Я уже думал, — ответил он Действительно Джонни обдумал и это; в первый раз в жизни он порадовался тому, что так мал ростом. — Помнишь наши гонки? — сказал он Мику. — Много ли раз тебе удалось выиграть? Ты слишком большой и только задержишь нас.
 Это была правда, которую Мик не мог отрицать Даже более сильной Сузи не под силу тащить его с такой же скоростью, какую развивал Спутник с Джонни на буксире.
 Потерпев поражение в одном пункте, Мик выдвинул новый аргумент.
 — Прошло уже больше суток с тех пор как мы отрезаны от материка Вот–вот кто–нибудь непременно прилетит посмотреть, что случилось, раз они не имеют от нас никаких известий И ты будешь рисковать головой понапрасну.
 — Это верно, — признался Джонни. — Но чья голова важнее — моя или профессора Казана? Если мы промедлим еще, может статься, что будет слишком поздно А после такого урагана и на материке много дел Чего доброго, минет целая неделя, прежде чем очередь дойдет до нас. — Знаешь, что я тебе скажу, — заговорил Мик. — Давай готовиться, и если к тому времени, когда все закончим, помощь не явится, а профессору не станет лучше — обсудим окончательно.
 — Ты никому не скажешь? — с тревогой спросил Джонни.
 — Конечно, нет


  < < < <     > > > >  


Метки: Книги Лето на Икаре

Лунная пыль

Лев Комарры

Космическая одиссея 2001 года

Когда явились твермы...









«Пески Марса» ... Макс поблагодарил всех присутствующих в комнате, в том числе и двоих октопауков… потом поблагодарил еще раз и еще.
«Рама Явленный»... Он посвятил целую главу космической болезни, описал все ее симптомы: сперва тебя подташнивает, но тошноту еще можно подавить усилием воли; потом тошнит нестерпимо; потом выворачивает наизнанку; и, наконец, наступает спасительное изнеможение.