Космическая Одиссея 2061 года

Мистер Ю, прошу вас остаться у входа на мостик и сообщать мне о происходящем.
 Еще ни разу в жизни капитан не чувствовал себя таким беспомощным, но бывает время, когда не остается ничего иного, кроме ожидания Выходя из офицерской кают–компании, он слышал, как кто–то грустно заметил:
 – Сейчас бы шарик кофе Рози умела готовить такой кофе, какого я нигде больше не пробовал.
 Да, мрачно подумал капитан, она действительно знает свое дело За что ни возьмется, доводит до конца решительно и без колебаний.

 Глава 28
 Диалог

 Лишь один человек на борту «Гэлакси» не считал происходящее полной катастрофой Пусть я погибну, говорил себе Рольф Ван–дер–Берг, но, по крайней мере, у меня остается надежда обессмертить свое имя в анналах науки Это, конечно, слабое утешение, но никто на борту не мог рассчитывать на большее.
 «Гэлакси» направлялся к горе Зевс – в этом у него не было ни малейших сомнений; на Европе нет больше ничего интересного Более того, ни на одной планете ничто даже отдаленно нельзя сравнить с горой Зевс Значит, его теория – а он честно признавался, что это все еще оставалось теорией, – перестала быть тайной Как могли это разнюхать? Он полностью доверял дяде Паулю – правда, старик мог проявить неосторожность


  < < < <     > > > >  


Метки: Популярное

Патентная заявка

Пернатый друг

Ох уж эти туземцы!

Одержимые

Молот господень









«Пески Марса» ... У каждого в руках был небольшой горшочек; опуская в него руки, они затем оставляли яркие отметины на полу — красные метки охватили платформу подземки, штабеля с материалами, словом, около половины всего помещения.
«Рама Явленный»... Там, наверное, был газ под большим давлением, потому что тут же послышался тихий свист.