Космическая Одиссея 2061 года

Однако для наблюдателей, вынужденных полагаться на свое зрение, тревожное ожидание лишь усиливало агонию.
 Никто не смотрел на приближающийся мир с таким вниманием, как человек, который изучал его в течение почти десяти лет с чувством бессильной неудовлетворенности Рольф Ван–дер–Берг сидел в хрупком, рассчитанном на малую силу тяжести кресле, пристегнувшись тонкими ремнями, и едва не пропустил момента, когда началось торможение и невесомость исчезла.
 Через пять секунд тормозная тяга стала максимальной Офицеры что–то вычисляли на своих карманных компьютерах; лишенные доступа к главному навигационному компьютеру, они во многом гадали, и капитан ждал, когда сформируется общая точка зрения.
 – Одиннадцать минут, – объявил он наконец, – при условии, что он не снизит тягу, – сейчас двигатели на максимуме И при условии, что корабль зависнет над облаками на высоте десяти километров – и потом начнет спуск прямо вниз На это уйдет еще пять минут.
 Капитан счел излишним упоминать, что из этих пяти минут самой критической будет последняя секунда.
 Казалось, Европа решила хранить свои тайны до самого конца Когда «Гэлакси» неподвижно повис над покровом облаков, внизу по–прежнему не было видно никаких следов суши или воды Затем, на несколько мучительных секунд, экраны заволокло серой пеленой – видимость исчезла, за исключением появившихся на мгновение посадочных опор, выдвинутых теперь, но почти никогда ранее не применявшихся Несколько минут назад шум сервомоторов, выдвигающих посадочное устройство, вызвал тревогу среди пассажиров; теперь оставалось лишь надеяться, что хрупкие опоры, не рассчитанные на подобную нагрузку, не подломятся под тяжестью корабля Какова толщина слоя облаков? – задал себе вопрос Ван–дер–Берг


  < < < <     > > > >  


Метки: Популярное

Патентная заявка

Пернатый друг

Ох уж эти туземцы!

Одержимые

Молот господень









«Пески Марса» ... Ты хочешь сказать, что они подправили свой язык, чтобы он соответствовал нашим физическим возможностям?
«Рама Явленный»... Вы меня слышите, Земля? Спокойной ночи!